Опубликовано: 25.06.2012
Просмотров: 8655

МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ

Лидер группы «Ногу Свело!» Максим Покровский дал нам интервью в гостинице, куда вернулся сразу после саундчека. До выступления на Германо-Российском фестивале оставалось еще несколько часов, на улице стояла по-настоящему летняя жара, поэтому первые несколько минут нашего общения ушли на выяснение актуального вопроса, где же лучше попробовать истинно немецкого пива – прямо в гостинице или все же прогуляться до ближайшего биргартена. Это и натолкнуло нас на первый вопрос.

МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ - Максим, а что тебя, прежде всего, интересует в городе, куда группа приезжает на гастроли?

- Вы знаете вопрос весьма интересный, потому что, как правило, в городе интересует всё, а по факту интересоваться не приходиться ничем. Любое пребывание, ну в принципе, любого коллектива, сводится к тому, что приехал, сыграл и уехал. Мы путешествуем по миру не так чтобы уж очень много, и по России - не так чтоб уж очень много. Ну, если убрать слово «очень», то останется просто много, и это будет правдой. Мы путешествуем весьма много, не можем жить без путешествий, интересно всегда всё. Если говорить о какой-то исторической составляющей, ну это всё хватается и тут же забывается. Ну, скажем, если это Израиль, то это неоднократное посещение Иерусалима и прохождение одной и той же экскурсии по многу раз, и тогда что-то в памяти остаётся.

В Берлине мы всего второй раз, и у меня от первого посещения ничего в памяти не осталось, потому что были всего несколько часов буквально здесь. Вчерашний вечер был весь с радостью потрачен на прогулки по центральной части города. Для меня всегда важен город - его дух, посещение какого-нибудь заведения, желательно не туристического, не матрёшечного, а обязательно того, что любят местные. Город - это его дух. Я всегда сравниваю новый город с предыдущими городами, которые я видел до этого. Всегда первые впечатления, с одной стороны, интересные и важные, с другой стороны – обманчивые, потому что, если в городе проведёшь какое-то время, там два-три дня, не говоря уже о неделе, то совсем по-другому относишься к этому. Вот я сегодня звонил домой уже с утра и я отдал себе отчёт в том, что я в Берлине успокоился. Мы вчера спокойно погуляли, насладились видом болеющих за свою страну немцев. Мы не были в фан-зоне, обошли весь парк вокруг и очень мило провели время. Потом случилось чудо в этой гостинице у меня, я сделал сам себе так, что у меня было шесть или шесть с половиной, или почти семь часов сна, что в последние годы для меня большая редкость, поэтому я проснулся нормальным, здоровым и спокойным, какой-то тихий завтрак и весьма спокойный саундчек.МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ

- Ты даже с каким-то особым спокойствием об этом рассказываешь. Чувствуется, что ты человек с очень положительной энергетикой.

- Спасибо!

- В чувстве юморе тебе отказать нельзя. А были в твоей жизни случаи, когда чувство юмора конкретно помогло?

- Ну, оно всегда помогает. Но я в жизни не такой весёлый человек, может быть, как кажусь.

- Это так часто люди с хорошим чувством юмора о себе говорят.

- Да, но на самом деле это часто бывает и правдой. Ну, чувство юмора помогает, потому что без него вообще невозможно. Тут даже важно, наверно, иметь не чувство юмора, а обладать некой самоиронией - смотреть на себя не как на изваяние, не как на памятник самому себе. Я вовсе не знаю, удаётся мне это или нет, по крайней мере, я к этому, ну не то что прилагаю специально какие-то усилия, но, так сказать, держу это в памяти. Не забываю о том, что не мешало бы обладать какой-то либо самоиронией, каким-нибудь чувством юмора, без этого ты превращаешься в некое такое изваяние.

- Ну и как бы ты сам себя охарактеризовал, глядя на себя со стороны?

МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ - Я не знаю, я не могу себя охарактеризовать, потому что, в принципе, занятие самоанализом - вещь для меня сложная. У меня сейчас весьма сложный, интересный, ответственный, в каком-то смысле переходный период. Я не могу его описать, что конкретно я имею в виду в моей жизни, в моей профессиональной жизни. Связано это с тем, что я ищу ещё новое что-то. Я постоянно нахожусь в каком-то поиске, постоянно нахожусь в каком-то отъезде. Если я не нахожусь в нём физически, то я нахожусь в нём в морально, ментально, то есть моя жизнь дома - постоянный скайп с Америкой, с Англией, пересылка каких-то партий музыкальных… Вот недавно я очень ругался - не мог загрузить барабаны, мне там прислали кое для чего... Я много торчу в Англии, набираюсь там всего, то есть я пытаюсь что-то реорганизовать в «Ногу Свело!». Если вы спросите, что и как, я буду долго гулять по каким-то углам, будет что мало что значащие фразы, будет очень мало конкретики, потому что я даже внутри себя не очень готов это все сформулировать.

- У тебя сумасшедшее количество всевозможных фишек - от каких-то первых мультипликационных до вообще запрещённых клипов, то ты играешь в театре, то снимаешься в кино, то пишешь для него музыку, то примеряешь на себя лавры «последнего героя»... Как ты вообще всё успеваешь?

- Ну, на самом деле я успеваю не так много, потому что всё, что вы сейчас перечислили это часть истории, мы же не один год и не два года, и даже не пять и не десять лет работаем.

- Некоторые не успевают даже за всю свою жизнь столько сделать.

- Приятно слышать это как комплимент, но на самом деле можно было бы успевать больше. Можно было бы успевать больше в том случае, если бы индустрия в той стране, в которой я живу, работала хотя бы по каким-то правилам, по каким-то мировым правилам. Я сегодня на саундчек не потратил ни грамма нервов и ушёл довольный, спокойный, ни с кем не поскандалил, ни с кем не поругался. При чем «ни с кем» – это, как правило, со своими, потому что, когда борешься с бедой, которая пришла извне, ругаешься внутри себя. В данном случае бедой, которая пришла извне, я считаю плохой звук, а сегодня он был замечательный.

МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ Очень хочется успевать заниматься своим делом, быть не менеджером. Но для меня в последние несколько лет стало очевидным, что хороший музыкант - это хороший менеджер. Хорошее, и так скажем, продуктивное, имеющие отношение к твоей профессиональной деятельности составляющее, это то, что современный музыкант, как, собственно, и не современный, должен уметь взаимодействовать, коммуницировать с другими людьми, поскольку проектов, действительно, у меня много. Я сейчас занят еще одной деятельностью - я пишу музыку на стихи Михаила Гуцериева, мы снимаем видео, мы делаем с ним параллельную работу с «Ногу Свело!». Я делаю очень много параллельной работы, у меня есть даже один-два успешных сингла в Британии, ну скромно-успешных. Сейчас я это всё хочу консолидировать всё-таки под крышу «Ногу Свело!», чтобы толкать этот проект, помогать своему родному проекту «Ногу Свело!», и чтобы это помогало мне. Когда ты распыляешься, это очень тяжело, ты тратишь очень много сил сегодня на это, а завтра на другое, а лучше, чтобы все было в один день и работало на одно.

Возвращаясь к разговору о коммуникациях, то есть для каждого дела, для каждого конкретного проекта, для каждой песни, будь-то саунтрек для фильма, будь-то какой-то инсайд, для сторонней твоей работы нужно уметь находить людей, уметь находить саунд-продюсера, нужно уметь находить приглашенных музыкантов. Сейчас это с одной стороны легче, потому что мир стал уже, потому что мы много летаем, мы много общаемся, у нас есть всемирная паутина, но при этом у этого есть как плюсы, так и минусы. Я сейчас занят записью песни, работаю по интернету, когда личный в общении недостаток - это всё. Постоянная трата времени, постоянные недопонимание, излишняя трата денег на лишние часы работы и т.д. Но, возвращаясь к изначальной мысли, это более-менее нормально, потому что музыкант-руководитель коллектива, такой как я, в данном случае, музыкальный менеджмент - это часть профессии, это как знать ноты, которых я не знаю. Это уметь находить правильных людей для осуществления твоей задачи. По-хорошему, надо было бы иметь кого-то, кто по-старому называется музрук, музыкальный руководитель, тот, кто помогает тебе и совершает это действия, если не вместо тебя, то, по крайней мере, вместе с тобой. Вторая часть более печальная того, о чём я говорю - это быть менеджером по жизни, то есть искать какие-то ходы-выходы, искать какое-то партнерство, постоянно искать деньги, постоянно искать возможности… Все музыканты делают это, но это очень отвлекает от основной деятельности. Хорошо, что у нас замечательный директор, который помогает и делает это в месте со мной.

- А вот хватает времени на то, чтобы опять сняться в кино или сыграть в театре?

МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ - У меня никакого интереса нет ни к театру, ни к кино. Пожалуй, я немножко лукавлю, говоря про кино, потому что, если бы мне было предложено какое-то серьёзное кино, я бы вряд ли отказался. То есть, я к кино отношусь потребительски - если это кино, которое продвинет меня, нашу группу или меня как лицо, как персонажа, что за собой потянет продвижение группы, то да, тогда мне это интересно. Быть актером - мне это не интересно, хотя многие люди говорят, что это надо мне делать. В частности, самое интересное, что это говорит и мой американский продюсер, не тот, кто мной занимается, а продюсер моего видео. Я недавно снял видео на новый сингл Heavy Niсу Flight. Я сделал это всё сольно, но хочу это отдать под крышу «Ногу Свело!». Песня будет на двух языках - на английском полностью и на смешанном русско-английском, потому что Heavy Niсу Flight - фраза весьма интернациональная. Вот, мой продюсер, который стал моим другом и партнером американским, говорит мне: «Макс, ты обязательно должен заниматься чем-то. Твой путь и твой успех лежит через телевидение. Вплоть до того что «Ногу Свело!» в чистом виде тянет тебя назад. Оставаясь в рамках музыканта, ты себя сильно ограничиваешь». Мне это немножко тяжело слышать, с одной стороны, с другой стороны - приятно. Потому, что я понимаю, что мои рамки потенциальные намного шире, я очень хочу найти ту грань и тот путь, когда вся вот эта сторонняя история все равно будет капать вот в эту копилку, она не будет разбрызгиваться, давая мне какие-то смешные или там полусмешные дивиденды. Я говорю даже ни сколько о деньгах, сколько о росте, опять же, своего имени, своей популярности. Очень хочется, чтобы это все работало именно вот на этот проект.

- Это тяжело, конечно, представить, что Максим Покровский будет заниматься больше чем-то другим, чем своим проектом, который родил.
- Последние несколько лет я намного больше занимался сольной музыкой, чем «Ногу Свело!».

- С музыкой понятно. Я имею в виду телевидение…

- Нет-нет, ну, это скучная история.

- А скажи, в свое время матерную песню ты записал только ради скандала?

- Мы ни разу в жизни не сделали чего-либо по какому-то расчету. То есть, мы сделали матную песню потому, что она родилась. Каким образом она родилась, вы можете меня спрашивать, но, навряд ли, добьётесь от меня внятного ответа. Как если бы вы меня спрашивали про какую-нибудь другую песню. Как они рождаются, я не очень понимаю и не очень отдаю себе в этом отчет. Это одна из особенностей нас, нашего ансамбля, меня лично. То есть, если бы я знал ту схему, по которой пишутся песни, я бы их писал, наверное, в какой-то период времени больше, может быть всегда больше. Я не уверен, что они были бы всегда более успешными, но опять же в какой-то период времени были, тогда бы я открыл бы для себя какую-то формулу, формулу шлягера, формулу хита. Я этой формулой не обладаю. Это, с одной стороны, некий минус, а с другой стороны, по факту посмотреть, сколько лет и как существует группа... Ну да это не номер один в мире, это точно, даже не номер один в России, и даже не номер один в Москве. Но это всегда определенный уровень, и он не падает. Ну, возможно, наш уровень является более низким, чем в период самого главного, первого всплеска, когда выстрелила «Харамумбуру» и через какое-то время было что-то типа истерии. Второй такой истерии добиться, наверное, будет сложно.

- А нужна ли такая новая истерия?

- Ну, это всегда хорошо, почему нет?

- Ты еще и издаёшь сборники стихов.

- Один раз. Я не особо пишу стихи.

- Но, тем не менее, что-то на музыку легло, что-то не легло и попало в сборник. Можно сказать, по какому принципу это происходит?

- Нельзя, но есть стихи, которые останутся стихами. Им просто не суждено быть песнями, и не нужно.

МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ - Что бы ты хотел передать своим поклонникам?

- Я бы хотел передать спасибо за преданность. Я хотел бы сказать, что скоро, очень надеюсь, все будет активнее, активнее и активнее, по крайней мере, новые синглы, новые песни, новые клипы на подходе. Сейчас в Москве играет по радио моя новая сольная песня, с моим соавтором, о котором я уже сказал, которая называется «Московские пробки». Ну это такой совсем не «Ногу Свело!». Тем не менее, на эту песню снят клип, он уже в монтаже. Он должен по плану быть готов через неделю, поэтому это можно будет легко найти.

- А как называется этот новый проект?

- Это я, Максим Покровский, исполняющий песни на стихи Михаила Гуцериева. Что касается «Ногу Свело!», я очень надеюсь ударить синглом Heavy Niсу Flight, но я не буду спешить с ним. Потому, что тут надо все прямо по уму сделать. У меня будет, как я уже сказал, два языка, видео тоже будет сделано с двумя языками, на два варианта текст, так правильней сказать. Это видео стоило мне весьма много сил, времени, нервов и, признаюсь, денег. Снималось оно в двух часах езды от Лос-Анджелеса на кладбище самолетов.

- Планируется, что оно тоже будет ротироваться в Америке?

- В Америке мне сейчас сложно, рынок там максимально сложный, я предприму кое-какие попытки, но я их предприму просто для очистки совести. Вот что касается основной цели этого клипа, то это клип для Британии и Западной Европы. Я пошел по сложному пути, легким путем была бы, наверное, эта страна. Потому, что весьма демократична она. Но у меня так сложилось, что вся моя база за последние несколько лет сформировалась в Британии. Ну и Британия идет, в общем-то, впереди. Поэтому очень хочется попробовать что-то сделать там. Мы делаем какой-то более-менее британский звук, британское понимание ситуации, британско-американское... И, естественно, мы будем весьма активно промотировать этот сингл. Германия очень хорошая страна, вы нам помогите в этом, если можете.

- Ну конечно, чем можем, поможем. Как можно не помочь хорошим людям и отличным музыкантам?


Беседу вел Игорь Магрилов
Фото: Игорь Магрилов (Igor Magrilov)


МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ МАКСИМ ПОКРОВСКИЙ: В БЕРЛИНЕ Я УСПОКОИЛСЯ

Категория: Ближе к Звездам
Московские спектакли онлайн в Германии. Прямая интернет-трансляция российских спектаклей московских театров в Германии.
Купить билеты на концерты в Германии. Онлайн билеты на русские концерты в Германии
Сравнение тарифов на электроэнергию в Германии, Сравнение тарифов на в Германии, Сравнение тарифов на свет в Германии, дешевые тарифы на электричество в Германии, дешевые тарифы на свет в Германии, дешевые тарифы на газ в Германии, дешевые тарифы на элект
Русские адвокаты в Германии. Юридические консультации в Германии на русском языке